Версия для слабовидящих
МУК "Центр сохранения и развития культуры"
Пошехонского муниципального района 
 
МУК "ЦСиРК"

Режим работы:

ПН-ПТ: с 08.30 до 17.30

СБ, Вс: с 10.00 до 16.00
Перерыв на обед с 13.00 до 14.00
 

Удовлетворены ли вы качеством предоставляемых услуг?
Ответить

Тетрадь воспитательницы Дорфман

24 декабря 2020

В начале декабря 2020 года в Пошехонский краеведческий музей пришла посылка из С-Петербурга от Симоновой Э.Ф. Она прислала  для музея очень интересный предмет- тетрадь учета рабочего времени девочек, которые жили в детском доме в Гляденово. Конечно, тетрадью трудно назвать сшитые листы темного картона, но она очень ценна тем, что в ней находится память о событиях, которые происходили в наших краях более 70 лет назад.

Эту тетрадь вела Сарра Ароновна Дорфман, которая  приехала вместе с детдомовскими детьми в Гляденово. Вчера мы получили фото, на которой она изображена с племянницей и рассказ Эльзы Францевны о воспитателях детдома. Публикуем письмо без правок.

 

Уважаемая Надежда!

      Могу рассказать об интересующей Вас надписи на дневнике воспитательницы детдома.

Это Сарра Ароновна Дорфман, в 1942 г. ей было всего 24 года (как она шутила, что всего на 13 лет старше меня). В начале войны она потеряла на фронте мужа – скрипача Ленинградского Филармонического оркестра.

    Детям нашего детдома повезло: наши воспитатели, руководители были педагогическим коллективом музыкального училища в Ленинграде. Некоторые из них преподавали в сельской школе – литературу, математику. Директором детдома была Анна Фёдоровна Фёдорова – изумительный человек.

    Когда у нас началась эпидемия чесотки, детям объявили, что их порция сливочного масла маленькие кусочки) пойдут на приготовление серной мази от чесотки. После завтрака мы по одному приходили в кабинет А.Ф. (он был расположен со столовой), раздевались. Нас осматривала А.Ф. и смазывала этой мазью.

    За некоторыми вещами, продуктами надо было ездить в гор. Рыбинск. Тогда А.Ф. брала наиболее крепкого мальчика, брала топор, садилась в сани с лошадью и отправлялась в долгую рискованную поездку для нас. После войны Анну Фёдоровну выбрали завучем Московской Государственной консерватории! 

  У девочек ещё была воспитательница Галина Владимировна, она обращала внимание на нашу речь, на наши взаимоотношения, запретила слово «дура», предложила взамен «чудачка».

    К Г.В. и её маме в 1943 г. приехал брат-лётчик после ранения на несколько дней. Какая это была радость!

    Г.В. учила нас рукоделию, выдали нам по лоскуту материи (А4), на котором мы «прошили» все возможные примеры швов, мережки. Она говорила: «Сохраните этот образец, он пригодится вам в жизни». Она работала кастеляншей, мы по очереди приходили к ней чинить бельё, гладить, при этом она рассказывала о хороших манерах для девочек.

  Воспитателей мальчиков – Варвару Гиляровну, Бетию Михайловну, я, естественно, близко не знала. Бетия Михайловна организовывала у нас хор, мы пели советские песни «Полюшко-поле», «Там вдали за рекой». После войны на заводе РТИ (резиновотехнических изделий) «Красный треугольник» на набережной Обводного канала я случайно встретила Варвару Гиляровну. Она была на заводе по какому-то делу, а сама в  то время преподавала математику в средней школе.

  Анна Фёдоровна и Сарра Ароновна были очень дружны и горевали, когда А.Ф. переехала в Москву, хоть и на интересную работу и встречи с замечательными людьми. Сарра Ароновна работала библиотекарем в том же музыкальном училище в Ленинграде, откуда уезжала в эвакуацию. А.Ф. приезжала к Сарре Ароновне. И я заезжала к А.Ф. в гости в Москве в её комнату в доме для служителей Консерватории.

   Однажды я встречалась с моими дорогими воспитательницами в парке на Крестовском острове, мы сидели на скамье в аллее, вспоминали прошедшие военные годы, эвакуацию. И они вместе тогда сказали, что самые значительные годы их жизни была та работа и жизнь для детей в детдоме «У нас не умер ни один ребёнок!».

   Я дружила с Саррой Ароновной до самого конца, когда они скончалась в Израиле в 2014 году. Пока С.А. ещё жила в Ленинграде часто ездила к ней в гости с дочкой, мы обедали, пили чай. Потом писала письма в Израиль, говорили по телефону.

 

С великой благодарностью,

житель блокадного Ленинграда

Эльза Кирштейн-Симонова

Санкт-Петербург, декабрь 2020 года

 

P.S.: посылаю Вам наши «молодые» фотографии. Сарра Ароновна с одной из своих многочисленных племянниц, своих детей у С.А. не было. В Израиль С.А. уехала в 90-х, когда ей было за семьдесят под опеку своих родственников, которые с любовью ухаживали за ней до последних дней. 

Дата создания: 24-12-2020
Дата последнего изменения: 24-12-2020
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *